История кабаре «БОГЕМА»

 

Из истории увеселительных заведений Москвы начала XX века.

Накануне 1917 года в Москве повсеместно открывались и пользовались успехом у почтенной публики всевозможные развлекательные заведения.

Мужская половина населения по воскресным вечерам предпочитала посещать варьете француза алжирского происхождения «Шарля Омона», открытое в 1901 году. В это варьете из Парижа хозяин привез эксклюзивный парижский канкан и другие музыкально-театральные фривольности. Театр имел громадный успех, но газеты порицали его за безнравственность. После отъезда Омона в 1907г. из России его владельцем стал буфетчик Игнатий Зон, который превратил заведение в опереточный «рай». Ныне на этом месте стоит здание Концертного зала им. Чайковского.

Вот что писала газета «Раннее Утро» за 31 (18) декабря 1912 года: «Ад» у Зона или «Кабаре Четырех Дьяволов». Под такими чертовски страшными названиями предприимчивый И.С. Зон открывает сегодня новый веселый уголок для любителей «угарного ночного времяпровождения». В фантастическом «Аду» у Зона, в феерическом блеске электрических огней, среди адских гротов, пещер — закостюмированные и в масках дьяволы будут увеселять своими шутками, а танцовщицы — чертовски исполнят адские пляски. В программе Зоновскаго «Ада» приготовлено много сюрпризов для публики».

Другие граждане Москвы предпочитали более интеллектуальные заведения, так называемые «кафе поэтов». Каждое поэтическое направление имело свое «кафе». Футуристы спорили с «классиками», имажинисты нападали на футуристов, символисты на имажинистов и так далее ...

Создание Кабаре «Богема»

После вступления России в Первую Мировую войну в 1914 года в российских ресторанах запрещено было продавать спиртные напитки. Особенно жесткие требования предъявлялись к заведениям Москвы и Петербурга. Владельцы ресторанов поначалу пали духом, но через некоторое время нашли выход из положения. Для привлечения публики в рестораны они стали приглашать небольшие театры, студии, труппы, кабаре. Так поступило и правление акционерного общества «Альпийская роза», имеющее одноименный ресторан на Софийке, как называли тогда Пушечную улицу.

15 ноября 1915 г. в Москве в ресторане «Альпийская роза» открылось новое оригинальное кабаре под названием «Богема». Несмотря на такое претенциозное название, кабаре было максимально демократичным – вход для публики стоил не дороже трех рублей. Это было новое кабаре по типу «Летучей мыши» Балиева. Программа кабаре была чрезвычайно интересной и разнообразной. Артисты кабаре «Богема» с аншлагом выступали в зале кинематографа соседнего здания отеля «Савой». Уже к концу 1915 года кабаре «Богема» собирала много публики и имело колоссальный успех. В огромном двусветном зале ежедневно, помимо блестящей программы участвовало много приглашенных артистов, исполняющие различные пародии, фарсовые сцены, миниатюры, декламации, песни и арии, танцы и балет.

В 1916 года в кабаре «Богема» проходили гастроли загадочного гения – математика Арраго – и выступление итальянского певца, отлично исполнившего с несомненной школой несколько арий. В пестрой мишуре номеров блистали подлинные драгоценности, здесь выступали выдающиеся артисты: со своими «интимными» песенками выступал будущий создатель советских электронный музыкальных инструментов Илья Григорьевич Ильсаров, в амплуа дешевой шансонетки выступала будущая солистка Московского театра оперетты и заслуженная артистка РСФСР Татьяна Яковлевна Бах, участвовал под псевдонимом Икар известный танцор Н.Ф. Баранов, пела песни госпожа Макарова-Шевченко. Многочисленные вечера начинались в 10 часов вечера с входной платой в 4 рубля. На страницах московской «Театральной газеты» отмечалось особое расположение многочисленной публики, полные сборы и огромный успех. Про артистическое кабаре «Богема» писали как о веянии красоты, возникшем в пьянящей ночи огромного, тесного, душного города; это явление тонкое, странно красивое, пьянящее и пенящееся, как золотое вино, искусство «кабаре».

Артисты кабаре «Богема» рекламировались на красочных афишах: «Известная исполнительница интимных песен М.В. Антелли, певица Нюся Мальцева, популярная исполнительница модных песен и романсов Донна Донато, Валери и Ренею, исполнители всех новейших танцев модерн, Бон-Бон и Беди (негр и француженка), американский дуэт танцев, Мендоза и Елизавета, испанский дуэт салонных танцев» и так далее в том же стиле. Часто среди исполнителей кабаре встречались и известные заграничные актеры, заехавшие в Москву на гастроли.

Антрепренер, исполнитель и его замечательная «находка»

С особым успехом изящно передавал собственные куплеты Григорий Владимирович Молдавцев. Эти куплеты особенно любили дамы. Молдавцев был антрепренером и владельцем кабаре в «Альпийской Розе» и природным чутьем настоящего театрала сразу же оценил по достоинству представшую перед ним однажды вечером высокую худую фигуру «Антоши Бледного» - как тогда в Москве называли А.Н. Вертинского. Молдавцев умел разбираться и знал настроение и вкусы тогдашней московской, а значит, и вообще российской публики. Одним внешним видом Антоша уже был для Молдавцева находкой, но это был лишь примитив и его надо было еще отшлифовать, обработать и тогда выпустить на сцену. Через несколько недель такой образ был создан, отшлифован и еще через месяц уже гремел на всю Москву.

Когда в один из субботних вечеров в промежутке между выступлениями Икара и Мильтона на сцену, задрапированную черными и темноватыми материями и погруженную в полумрак разноцветного освещения, медленно и как бы воздушно выплыла бесшумная анонсированная фигура паяца в желтом с бахромой шутовском колпаке и пышном жабо, переполненный зал пытливо смолк. Странно признаться, было видеть угловатый грим лица страдальца с ласковой и нежной грустью в мимике и телодвижениях — в смешном шутовском наряде и колпаке. И еще более странным показалось публике, что этот паяц вместо обычных трафаретных веселых фраз и шуток заговорил вдруг о тоске, о чем-то несбыточном.

Уже пятое выступление нового кумира прошло, как «бенефисное». Публика встречала и провожала его овациями. Сцену заполняли цветами и подарками. После каждого выступления театральные служители гуськом по специальным подмосткам заносили на сцену корзины цветов и букеты. Артисту дарили цветы, портсигары, деньги, кольца. Женщины снимали с себя браслеты и бросали ему на сцену. Мужчины посылали трости с золотыми и серебряными набалдашниками. В корзинах с цветами обнаруживались и сюрпризы в виде живых мопсов, кошечек, попугаев и др.

Артист завоевал в один какой-нибудь месяц поклонение и стал популярнейшим человеком. Песенки его распевались без исключения всеми. Через бесхитростные, задушевные слова и напевы Лилового Негра, Кокаинеточки, Трех Пажей и других песенок разочарованного во всем Пьеро вышел на большую сцену новый артист — «Антоша Бледный», он же — Антон Вертинский. Это было в 1916 году, когда Александр Николаевич Вертинский впервые вышел в составе кабаре «Богема» на сцену в образе печального Пьеро. Уже через некоторое время, его успех был настолько популярен, что кабаре «Богема» завершала его номерами концертную программу! Почитать подробнее о кабаретном периоде в жизни А.Н. Вертинского можно ЗДЕСЬ.

В результате прибыль владельцев ресторана «Альпийская роза» за 1915 год составила колоссальную по тем временам сумму в размере почти 130 тысяч рублей! Кабаре «Богема» выступала в ресторане «Альпийская роза» вплоть до осени 1916 года.

Автор статьи: Наталья Леонова